Главная > Место встречи: диалог > Терапия красками

В электронном журнале о благотворительности «Филантроп» вышла статья «Центр притяжения: как один небольшой клуб объединил жителей города» https://philanthropy.ru/heroes/2019/02/28/73148/.

– Мне было 4 года, когда началась война. Осенью 1943 года немцы нас эвакуировали в Латвию, везли на товарных поездах, выгрузили где-то в поле – шел снег с дождем, грязь, – вспоминает Нурия Арифовна– Поселили на хуторе, мама уходила работать, я росла, как дикая кошка. Был сильный голод, мы с другими детьми ходили попрошайничать в немецкие санитарные поезда. Бывало, кто даст, а кто поддаст.

Среди немцев разные встречались – иногда меня поднимали к себе наверх в вагон: накормят, напоят, еще чего-то с собой дадут…

На встречу в «Разговорное кафе» Нурия Арифовна принесла книгу – сборник воспоминаний о войне, где есть история ее семьи. Она с удовольствием ходит на все мероприятия Центра женских инициатив, но больше всего ей нравятся занятия по арт-терапии:

– Я люблю вышивать, в моей домашней коллекции уже около 30 больших вышивок. Нравится любое рукоделие: особенно запомнилось, когда мы делали картины из шерсти, занимались с лентами, рисовали – я ведь первый раз в жизни взяла в руки кисть. Самое главное на таких занятиях – это общение. Можно поделиться, людей послушать, тебя послушают. Эти встречи дают энергию.

Еще одна активная участница всех проектов Центра – Нина Георгиевна Макарова, которую в Тосно знает почти каждый: ведь она почти всю жизнь отработала заведующей детским садом (а общий трудовой стаж у нее 46 лет). Трудно угадать в этой доброй и жизнерадостной женщине бывшую малолетнюю узницу концлагеря. Несколько раз она выживала просто чудом.

– Однажды мою маму немецкий солдат повел на расстрел по доносу знакомой женщины, якобы мама – еврейка, так как она была черненькая и похожа на еврейку, – вспоминает Нина Георгиевна. – А мы с братом и тремя соседскими детьми бежали следом и кричали.

Солдат оглянулся и спросил у мамы на ломанном русском: «Это твои дети?». Мама не растерялась и ответила «Да». Он пожалел нас и отпустил ее.

Нина Георгиевна вспоминает и другой страшный эпизод, как они с мамой, будучи угнанными в Латвию, попали под бомбежку. Мама накрыла ее собой, и все осколки пришлись на ее долю. Мимо раненой женщины и плачущей девочки проезжал латыш на телеге. Набрав глины с озера, он залепил кровоточащие раны, погрузил мать с девочкой на телегу и отвез в немецкий госпиталь. Немецкие доктора прооперировали женщину, вытащив 17 осколков. На три дня Нину с матерью оставили в госпитале, сохранив таким образом жизни обеим.

Сейчас у Нины Георгиевны уже пять правнуков. Она рисует картины акварелью и маслом, учится делать картины из цветной шерсти, расписывает свечи и кружки.

– У меня взяли на выставку пейзаж, нарисованный маслом, и даже просили купить, но я не согласилась, – делится Нина Георгиевна. – Клуб – это наша женская радость, наша отдушина, мы получаем здесь огромное удовольствие. Во-первых, это общение, разговором ведь можно и вылечить. Во-вторых – умение. В Центре работают замечательные педагоги. Бывает, что что-то не получается, так преподаватель подходит, терпеливо объясняет, рисует какой-нибудь штрих – и картина оживает!

Для людей, переживших войну и повидавших многое, совместное творчество и воспоминания за чашкой чая – способ переосмыслить свою жизнь, найти в ней точку опоры и открыть новые грани.

История Нины Георгиевны Макаровой участвовала в международном конкурсе документального рассказа «Быть человеком». Конкурс проводился по инициативе немецкого фонда EVZ Foundation («Память, ответственность и будущее»), в России проект поддержал фонд CAF Россия.

Яндекс.Метрика